Интервью дает Иван Охлобыстин

0
27

Иван Охлобыстин фотоИван Охлобыстин был назван лучшим актером лучшего телепроекта года. Речь об «Интернах» и всеобщем помешательстве на телемедицине.

Правда, сам Иван Иванович, он же батюшка Иоанн, предпочитает обращаться к врачевателям только в неотложных случаях. А тело лечит посредством духовной жизни. Однако на время съемок в популярном сериале — а это уже почти два года — приход пришлось оставить. Наш герой написал патриарху письмо с просьбой «запретить служение» на время съемок (выражение нашего героя). В том же документе просил разрешить вернуться в лоно церкви, когда закончится проект.

Иван, выходит, на площадке вам некомфортно?

Физически очень тяжело. Сегодня я встал без пятнадцати семь. Через полчаса выехал. А вернусь домой в одиннадцать и детей увижу уже спящими. Если взбрыкну, уйду из сериала — это будет предательство по отношению к коллегам. Вот, видите, достал кислородный баллончик, выпил. Тоскливо посмотрел в небо, разрядил психику. И так будет продолжаться до июля — потом долгожданный отпуск.

Конечно, в приходе в этом смысле гораздо комфортнее. Я хорошо ориентируюсь в церковном мире. Умею транслировать христианские ценности, объяснять, вразумлять.

«ЗАКЛЕЙМИЛ Я ОКСАНКУ»

Простите за обывательский вопрос: что значит иметь свой приход?

Возьмем для примера такое понятие, как дом. Что обычно делают в доме? Сначала обустраивают его, душу вкладывают, потом начинают чаевничать. И декларировать свою позицию. То же церковь — дом и обитель. Бабулек кормит, это своего рода распределительный пункт. Одна из опций церкви. В зависимости от настоятеля, конечно. Но в основном это позитивный и честный институт.

На ваших руках множество тату. Что это за письмена? И гоже ли это?

От тату теперь не избавишься. В те времена, когда на мне кто-то писал, — в Непале, Греции или где еще — я, как правило, был пьян. Но главное — был верным чадом рок-н-ролла. В моем понимании это не только музыка, но и обязательства перед миром. Скрепленные письменами и делами. И если бы я родился пару веков назад, то сражался бы вместе с Гарибальди… Остров Патмос. Томас Оттон очень хорошо шел под Jack Daniels, ну, или наоборот. Пришел чувак. Он оказался мастером тату. И я сделал себе единорога — символ девственности и чистоты. Мы много говорили тогда о жизни. И о том, что единорога может обуздать только девственница. И потом, когда мы с Оксанкой поженились, в ту же свадебную ночь я вызвал мастера тату, чтобы он и ей сделал такого же зверя. (Заливисто смеется.) Заклеймил я ее.

А вы дома подчиняетесь жене?

В каких-то вопросах — да. Если вижу, что ей от моего бытового смирения комфортно.

Детей как воспитываете?

Без романтических соплей, отдавая себе отчет, что это недоразвитые взрослые. Можно и ремнем хлопнуть. Насилие? Наверное. Но насилие такого рода заложено природой — самый доходчивый фактор воздействия.

А вот патриархальный уклад вашей семьи, желание иметь много детей продиктованы верой?

Не только. Еще и здравым смыслом, и прагматикой. Причем все это работает на уровне подсознания. Шесть человек детей — это базовый инстинкт самосохранения, гарант будущего. К тому же мне самому, это нравится. И жене. Сейчас мы уже переросли этап хаоса. Старшие присматривают за младшими. Моют. Кормят. И это очень удобненько. А еще мы с женой испытываем ностальгическое посасывание под ложечкой, когда видим младенцев. (Улыбается.) Вот только не надо развивать эту тему…

НАПИШИТЕ ОТЗЫВ